RU EN

ВЕЛИКИЕ ПСИХИАТРЫ И ПСИХОЛОГИ

Гиппократ (V-IV век до н.э.)

Один из самых важных успехов древней медицины – выделение типов темперамента (холерического, сангвинического, флегматического и меланхолического), которое связывается с именем древнегреческого врача Гиппократа. Несмотря на то, что древние возводили его родословную к самому богу Асклепию и великому герою Гераклу, Гиппократ был исторической личностью, жившей в V-IV веках до нашей эры. Гиппократ родился, когда уже умерли великие философы-досократики, заложившие основы философских знаний, благодаря которым стала возможна мысль Платона и Аристотеля, он был современником Сократа, Анаксагора, Платона и Аристотеля. Гиппократа упоминают многие древнегреческие авторы, среди них Платон и Аристотель.
С именем этого врача ассоциируется так называемый Гиппократов корпус – около 60 трактатов по медицине, приписываемых ему и оказавших существенное влияние на развитие медицины. Исследователи считают, что авторство ряда трактатов из корпуса – от 8 до 18 – действительно принадлежат самому Гиппократу.

Древняя философия в лице философов-досократиков Фалеса Милетского, Анаксимандра, Анаксимена, Гераклита и прочих связывала идеальное и духовное измерение с телесным, материальным. Античных мыслителей называли гилозоистами (от хюле — материя, дзоос – живое), так как они считали, что сама материя наделена духом и жизнью, способна к движению и самоорганизации. В русле этой древней традиции мыслил и Гиппократ, когда объяснял различные типы характера преобладанием той или иной жидкости в теле. Скажем, для яростного, импульсивного и яркого холерика характерно преобладание обычной желчи, а для веселого и подвижного сангвиника – крови. Родоначальник отечественной науки о поведении и неврологии Иван Петрович Павлов считал, что гениальность Гиппократа состояла прежде всего в том, что он сумел подвести все пестрое многообразие человеческих характеров под основные типы, у которых мыслились биологические предпосылки. Через два с лишним тысячелетия именно Павлов объяснит темпераменты Гиппократа с помощью понятий возбуждения, торможения и реактивности нервной системы.

Впрочем, конечно же, вклад Гиппократа в медицину не ограничивается учением о темпераментах или, к примеру, учением о стадийности болезней и кризисе в ходе ее развития: в его трактатах описаны простые хирургические операции, способы наложения повязок при травмах, основы диагностических приемов (таких как перкуссия или пальпация) и многое другое. Именем Гиппократа названа клятва, которую и ныне приносят врачи при получении диплома. За столетия она сильно менялась, что отражало развитие общества и медицинской науки.

Зигмунд Фрейд (1856–1939)

Зигмунд Фрейд – пожалуй, наиболее влиятельный и известный в широких кругах психолог и психиатр, чьи идеи повлияли равно как на медицинскую и психологическую науку, так и на искусство, философию и массовую культуру.

Прежде всего Фрейд известен как родоначальник психоанализа и психодинамической концепции личности. С точки зрения психоаналитического подхода личность возникает как результат взаимодействия множества биографических обстоятельств, «осаждающихся» в психике подобно слоям. То, каковы будут отношения человека с миром и людьми, зависит, по мнению психоаналитиков, от того, каковы самые ранние, базовые впечатления человека, как он проходит ряд важных этапов в собственном становлении. Именно Фрейд психологизировал понятие бессознательного, до этого не имевшего четкого и системного употребления в психологии. Для него человеческое поведение лишь отчасти объясняется мотивами, которые человек осознает. Во многом реакции и поведение человека – результат игры неосознаваемых сил, возникающих в ходе развития личности, разрешения конфликтов и т.д.

Среди ярких концепций Зигмунда Фрейда, оказавших влияние на последующую психологическую науку и психиатрию, – трехкомпонентная структура личности (Супер-эго, Я и Оно), концепция психосексуального развития личности, поздняя концепция Эроса и Танатоса как основополагающих психических и культурных сил, культурные исследования понятий тотем и табу и их воплощения в современной культуре, концепция истерия и методы её лечения, открытие и детальное описание явлений переноса и контрпереноса, психотерапевтические методы свободных ассоциаций и толкования сновидений, которые, по мысли Фрейда, могли пролить свет на содержание бессознательного отдельного человека.

Наследие Фрейда очень широко, его собрание сочинений насчитывает 26 томов. Кроме психоаналитических концепций ему принадлежит выделение и описание общепринятого сейчас диагноза детского церебрального паралича, а также ряд работ, посвященных зоологии и неврологии. Значение Фрейда шире, чем собственно влияние его идей как врача и исследователя, он сумел создать целую научную школу и воспитать плеяду талантливых учеников, большинство из которых обрели самостоятельность и разработали собственные концепция, зачастую противоречащие теориям основателя психоанализа.

Впрочем, трудно найти в психологии фигуру со столь неоднозначной репутацией – психоанализ, как и концепция бессознательного, несмотря на его влиятельность, критиковался многими психологами, психиатрами и философами. Некоторые отдельные исследователи, например, Карл Поппер, считали психоаналитический подход ненаучным, другие же называли его интеллектуальным шарлатанством. С точки зрения современной психиатрии психоанализ как метод терапии психических расстройств является сомнительным средством и не имеет однозначных подтверждений эффективности и безопасности. Однако заслуги Фрейда нельзя преуменьшать. Его работы дали мощный толчок к развитию психологии и психиатрии.

Карен Хорни (1885-1952)

Зигмунд Фрейд, основатель психоанализа, воспитал целую плеяду талантливых и впоследствии обретших интеллектуальную независимость учеников. Одна из ярчайших его учеников – американский психоаналитик и психолог Карен Хорни, ключевая фигура неофрейдизма, основанного на психодинамических концепциях личности течения, сложившегося в диалоге и споре с классическим фрейдизмом.

Важнейший вклад Карен Хорни в психологию и психиатрию состоит в объяснении, как культура и особенности конкретного общества влияют на структуру личности и распространение психических заболеваний. С точки зрения классического психоанализа, невроз и даже психоз возникают, во-первых, из-за наследственных причин, во-вторых, из-за подавления культурой инстинктов и желаний пациента. Когда желания сильны, а запрет непреодолим – возникает невроз или более серьезное нарушение адаптации; бессознательные силы желаний вторгаются в осознаваемую психическую жизнь пациента.

Когда Хорни переехала из Германии в США, она отметила, что характер жалоб её клиентов изменился. Она объяснила это различием культур и менталитетов. Для Хорни психическое расстройство – это результат столкновения требований и структур конкретного общества и личности индивида с его желаниями и склонностями. Таким образом, от культуры к культуре, от общества к обществу картина психических заболеваний, распространенность симптомов и жалоб будут отличаться.

Основные работы Карен Хорни «Невротическая личность нашего времени» и «Самоанализ» до сих пор являются бестселлерами, они написаны живым языком, доступным для неспециалистов. В отличие от Зигмунда Фрейда, Карен Хорни считала, что самоисцеление и самоанализ до определенной степени возможны, что способствовало популяризации идей психоаналитической терапии и сделало некоторые её аспекты доступными широким кругам.

Несмотря на то, что современная медицинская психиатрическая наука объясняет различия в наблюдаемых феноменах в разных странах не только культурой и чертами общества и его взаимодействия с индивидом, но и генетикой, оказывающей влияние на распространенность тех или иных расстройств, вклад Карен Хорни в психологию и психотерапию оказался важен по меньшей мере потому, что позволил расширить психологические концепции и их область применения на неевропейские культуры.

КАРЛ ЯСПЕРС (1883–1969)

В рамках развития психиатрии существовало несколько движений, по-разному трактующих феномен психического заболевания. Одни школы трактуют психическое заболевание, прежде всего, как определенный разлад в биологии и физиологии высшей нервной деятельности. Для сторонников такого подхода психическая болезнь — это функциональное или органическое расстройство мозга. Эта точка зрения оказалась по-своему очень продуктивной, так как благодаря такому подходу сейчас мы имеет множество эффективных психофармацевтических средств, позволяющих лечить депрессию, биполярное аффективное расстройство, шизофрению и другие заболевания. Другое популярное движение, связанное с Зигмундом Фрейдом и его школой, объясняло душевную болезнь как результат личной истории, биографии личности. Соответственно этому подходу болезнь возникает как результат взаимодействия возникших в душе человека сил, желаний, чувств, иногда подавленных и проявляющихся лишь в виде симптомов ментального заболевания. Третье важное направление связано с идеями так называемой «понимающей философии» – феноменологической психиатрии, в основании которой лежали идеи Вильгельма Дильтея, Карла Ясперса, Людвига Бинсвангера и других.

Карл Ясперс родился в 1883 году в Ольденбурге, а умер в 1969 году в Базеле. Его жизнь охватила целые эпохи психиатрии и философии – когда он родился, научная психиатрия как отрасль медицины только формировалась, а к концу его жизнь возникли и оформились основные психиатрические школы. Не без его участия были изобретены эффективные лекарства, позволяющие лечить с определенным успехом ряд психических заболеваний – первые антидепрессанты, нейролептики, препараты лития как нормотимики.

Для Карла Ясперса, знаменитого философа, психолога и врача-психиатра, автора основополагающей для психодиагностики работы «Общая психопатология», психическая болезнь была комплексным явлением — в её возникновении были повинны как биографические факторы, так и органические расстройства. Однако гораздо более важным аспектом, задающим строй симптомов болезни, было то, как именно сама личность реагировала на болезнь, какие смыслы придавала собственным симптомам, как взаимодействовала с содержанием культуры и с другими людьми вопреки или благодаря болезни. Заслугой Ясперса и в целом феноменологической психиатрии является преодоление отчуждения психических расстройств. До Ясперса и его единомышленников расстройство воспринималось просто как сбой рациональности, ошибка, бред, который сам по себе не имеет никакой ценности и не может быть осмыслен. Для Ясперса же даже содержание психоза само по себе является способом, с помощью которого болеющий, к примеру, шизофренией адаптируется к миру и его данностям.

Как психолог, философ-экзистенциалист и психиатр-клиницист Ясперс оставил множество ценных идей. Среди них, например, идея ограниченной рациональности, т.е. наличия в нашем опыте чего-то недоступного какому-либо пониманию; идея различия формы и содержания в симптоматике ментальных расстройств. В своих патографиях поэта Гельдерлина, художника Ван Гога, философа Ницше – расширенных, художественно-критических анализах случаев болезни – он приходит к важной мысли, что сам факт столкновения личности с психическим расстройством часто освобождает творческие способности человека и позволяет ему заглянуть в «метафизическую суть вещей». Большинство людей живет в определенном уютном коконе из взглядов и стереотипов, но столкновение с так называемыми «пограничными ситуациями», в том числе с психической болезнью, может вырвать человека из привычного и постылого комфорта и открыть ему новые миры. Карл Ясперс считал, что психотические заболевания, в частности, шизофрения, обладают могучим творческим потенциалом, поэтому люди с шизофренией и с психическими расстройствами в целом крайне важны для общества и культуры, так как способны на прозрения и творческие акты, недоступные всем прочим.

Филипп Пинель (1745-1826)

Психическая болезнь, как и любая другая, является не проступком или преступлением, заслуживающим наказания, а обстоятельством, осложняющим жизнь больного и предполагающим необходимость его поддержки со стороны общества, в зависимости от тяжести и характера психического расстройства. Однако такая простая мысль очень долго входила в здравый смысл медицинской науки и до сих пор широко не распространена в обществе.

Долгие десятилетия и века, с появления госпиталей и больниц в Европе, людей с психическими болезнями изолировали от общества и относились к ним подчас хуже, чем к злодеям и преступникам. Их держали в камерах, карцерах, в кандалах, закованными в цепи, в совершенно невыносимых и антисанитарных условиях. Конечно, такие пытки ухудшали их состояние, что подтверждало мысль о якобы большой опасности и неизлечимости психически больных. Психиатрические лечебницы отчасти сами порождали проблемы, с которыми должны были бороться. Более того, их целью было не лечение и реабилитация людей с психическими расстройствами, а их изоляция от нормальных, дисциплинированных членов общества.

В Новое время в Европе общество, по мысли французского историка и философа Мишеля Фуко, превратилось в грандиозный барак, а все, кто не мог следовать его правилам, должны были быть наказаны, помещены под надзор и изолированы. Однако в годы Великой французской революции, столь многое изменившей, произошли важные реформы и в области зарождающейся психиатрии. Связаны они были с именем французского врача-психиатра, отца гуманистической психиатрии Филиппа Пинеля.

Пинель родился в 1745 году в семье потомственного врача. Он учился в иезуитском колледже и готовился стать священником, однако затем неожиданно решил посвятить себя медицине. Получив медицинское образование, он отправился в Париж, где работал в частной клинике и редактировал известный «Журнал здоровья», в котором публиковались его статьи по гигиене и психиатрии. В 1792 году он был назначен директором госпиталя для умалишенных Бисетр. Именно там он впервые провел свои знаменитые реформы: он выхлопотал у революционного Конвента разрешения снять кандалы и цепи с пациентов. Кроме того, он ввел для них больничные, а не тюремные порядки, вместо карцеров и душных, тесных казематов поместил их в светлые палаты, ввел обходы врачей, которые теперь должны были лечить не лишением подвижности и пытками, но сочувствием и советом. Эти реформы увенчались успехом: оказалось, что в лучших условиях больные оказывались неопасными, напротив, выздоравливали или начинали чувствовать себя гораздо лучше.
Вскоре по инициативе Пинеля подобные нововведения распространились и в других французских заведениях для душевнобольных. Инициатива оказалась популярной и резонансной, скоро вся Европа последовала примеру французских психиатров и заменила тюремные порядки для людей с ментальными болезнями на больничные.
Впрочем, вклад Пинеля в медицину не ограничивается только его реформами. Как ученый-психиатр он написал основополагающий для французской психиатрии учебник – «Трактат о душевных болезнях» (1801). В своих сочинениях он развивал позитивистскую идею о том, что медицина в своей работе должна пользоваться методами естественных наук и опираться на наблюдение, опыт и эксперимент.

Аристотель (384–322 г. до н.э.)

Важность фигуры греческого философа и ученого Аристотеля для европейской и мировой науки сложно переоценить. Практически два тысячелетия после смерти Аристотеля его взгляды на космологию, логику, физику, эстетику, политологию доминировали в науке и философии. Однако этими дисциплинами его влияние не ограничивалось. Именно ему принадлежит первый специализированный научный трактат, посвященный душе и психике человека, названный лаконично в греческом духе «О душе» (пери псюхэс). Несмотря на то, что отдельные вопросы, связанные с душой и сознанием, разрабатывали и предшественники Аристотеля (скажем, Платон в диалоге «Федон» внимательно и всесторонне обозревает проблему души, сознания, психики), именно Аристотель впервые систематически подошел к этому вопросу.

В первой книге этого трактата Аристотель, закладывая важнейшую черту научного метода, пристально рассматривает взгляды на душу своих предшественников, таких как Эмпедокл, Анаксагор, Демокрит, Платон и др. В отличие от Платона Аристотель считает, что душа является формой тела, то есть тело без души невозможно и душа без тела тоже является нонсенсом (за исключением некоторых родов интеллекта, которые могут существовать, по мысли Аристотеля, без тела). Таким образом, его подход можно охарактеризовать как биопсихический, так как тело оказывает на душу влияние. Этот взгляд можно счи современным и сейчас, ведь современная психиатрическая наука считает именно телесные, психофизиологические процессы основой душевной жизни.

Душа для Аристотеля является основой целостности и началом всякого телесного движения. Аристотель использует для неё греческий термин энтелехия, обозначающий одновременно цельность и целеполагание – без души невозможно никакое целеполагание и осмысленное, целенаправленное движение тела. В этом же трактате Аристотель создает классификацию души, аргументируя, что человеческая душа отличается от всех прочих – растительных и животных душ – наличием интеллекта.

Важной частью трактата является выделение пяти чувств и аргументация позиции Аристотеля, согласно которой никаких других чувств не существует. Представление о пяти чувствах будет много столетий путешествовать из одного научного трактата в другой, оно до сих пор является частью массовой культуры, что подтверждается расхожим выражением об интуиции как о «шестом чувстве».

Несмотря на то, что в трактате «О душе» некоторые идеи и взгляды поданы в грубой форме, он сыграл важнейшую роль в формировании научных представлений о душе и психике. Само слово «психика» происходит от греческого слова «псюхе», душа. Поэтому его можно считать частью протопсихологии, то есть предтечей психологической науки, которая возникнет в полном виде в Европе значительно позже.

Петр Борисович Ганнушкин (1875–1933)

Особенной чертой и гордостью ранней российской психиатрической школы является ее гуманистический и пациентоориентированный характер. Для российских психиатров-родоначальников психиатрия была прежде всего наукой помощи и адаптации людей с особенностями, которые при определенной поддержке могли стать важными и уважаемыми членами общества. Несмотря на некоторый отход от этого вектора в практике психиатрии в советский период, российскую психиатрическую науку в начале XX века отличал именно ее прогрессивный и гуманистический характер.

Среди психиатров-гуманистов того времени яркой фигурой является Петр Борисович Ганнушкин, создатель русской научной психиатрической школы, ученик Сергея Сергеевича Корсакова и Владимира Петровича Сербского. Именно по его инициативе была создана революционная в то время система внебольничной психиатрической помощи, которая впоследствии эволюционировала в систему до сих пор функционирующих психоневрологических диспансеров, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь по месту жительства.

Среди важных научно-психиатрических идей Ганнушкина – разработка системы типов психопатических личностей, акцентуаций характеров, которая применялась в нашей психиатрии вплоть до перехода на критерии МКБ-10 в 1997 году. Среди типов, разработанных Ганнушкином – циклоидный, астенический, эмоционально-лабильный, эпилептоидный и другие. Важной идеей Ганнушкина было представление о том, что каждый тип не просто является болезненным искажением характера, которое нужно корректировать и лечить, но обладает ярким своеобразием, имеющим как недостатки для жизни пациента и общества, так и достоинства. Так, Ганнушкин много писал о творческой силе циклоидного типа и утверждал, что общество должно создавать благоприятные условия для таких людей, так как они способны на научные и творческие свершения, часто недоступные людям без акцентуаций.

Ганнушкин сыграл важную роль в качестве основателя нашей научной психиатрической школы и методолога, создателя российских научных психиатрических традиций. Среди его учеников такие выдающиеся исследователи и врачи как Ф. Ф. Детенгоф, С. Г. Жислин, А. Н. Молохов, профессор Я. П. Фрумкин, академик АМН СССР О. В. Кербиков, А. О. Эдельштейн, Б. Д. Фридман и др.

Аарон Бек (1921–2021)

В современности существует множество школ и методов психотерапии: гештальт-терапия, психоанализ, нарративная терапия и т.д. Все они имеют свою специфику, по-своему определяют роль терапевта и клиента в психотерапевтическом процессе, имеют различную степень научной подтвержденности собственной эффективности. Пожалуй, одним из самых исследованных методов с большой базой доказательств его эффективности при ряде расстройств, в частности, депрессий, является когнитивно-поведенческая терапия, которая объединяет в качестве основы когнитивную психологию (т.е. психологию познавательных способностей) и бихевиоризм, дисциплину о поведении. Это направление, в отличие от некоторых других, в силу прозрачности методики и доказанной её эффективности, включено в медицинскую страховку в некоторых странах мира. Разработчиком и пропагандистом этого метода был американский психиатр и психотерапевт Аарон Бек.

В начале своей карьеры Аарон Бек занимался психоанализом, но быстро разочаровался в нем, так как посчитал его не слишком эффективным методом при депрессиях – сеансы с психоаналитиком могут происходить на протяжении нескольких лет, тогда как при депрессиях часто нужна явная и быстрая помощь. Если психоанализ считает причиной психических расстройств конфликты в бессознательном пациента, то когнитивно-поведенческая терапия работает с эмоциями и мыслями пациента. Другими словами, проблемы пациента часто связаны с привычными для него способами реакций на ситуации – мыслями, эмоциями. Следовательно, прогресса можно достичь, научив пациента контролировать усвоенные реакции.

Сейчас когнитивно-поведенческая терапия – один из наиболее распространенных методов психотерапии, который особенно рекомендуется для работы с депрессиями (именно на них специализировался сам Аарон Бек), тревожными расстройствами и фобиями.

В 1994 году Аарон Бек вместе с дочерью Джудит Бек создали Институт когнитивной психотерапии и исследований, который занимается подготовкой в области когнитивно-поведенческой терапии для специалистов в области психического и соматического здоровья, что позволило создать целую психотерапевтическую школу и направление.

Аарон Бек – плодотворный автор, ему принадлежит множество монографий и исследовательских работ в области терапии депрессивных и тревожных расстройств. Также именем Бека названа разработанная им шкала депрессии, которая, наряду со шкалой Гамильтона, является одним из основных диагностических инструментов при оценке тяжести депрессии.

Карл Густав Юнг (1875–1961)

Карл Густав Юнг — швейцарский психиатр и педагог, бывший на протяжении ряда лет близким соратником Зигмунда Фрейда и создавший свою версию психодинамической концепции личности, отличавшейся от классического фрейдистского психоанализа.

В отличие от Фрейда Юнг считал, что личность не определяется суммой биографических событий и реакций на них, человек не рождается tabula rasa (лат. — чистой доской), напротив, он рождается, имея что-то вроде эскиза будущей личности, совокупность возможностей, которые затем актуализируются на протяжении его жизни. Для Юнга было важно сочетать духовный, психологический или психодинамический подход и подход биологический. Именно сочетанием этих аспектов и был продиктован его выбор психиатрии в качестве специальности.

Среди важнейших концепций Юнга – концепция коллективного бессознательного. Юнг считал, что содержание мифов, легенд, даже наших снов связано с определенным коллективным, общим содержанием нашего бессознательного. Таким образом, бессознательное оказывалось источником символов, желаний, проектов, которые управляют жизнью отдельного человека.

Несмотря на то, что некоторое время Юнг и его старший современник Зигмунд Фрейд были соратниками, между ними достаточно быстро произошел разрыв – консервативный и упрямый Фрейд не мог принять оригинальных и необычных идей Юнга, которые шли вразрез с идеями классического психоанализа. В концепции Юнга даже цель терапии пациента была совсем иная, чем в учении Фрейда: если цель психоанализа – выздоровление посредством снятия внутренних скрытых конфликтов в личности, то для Юнга выздоровление является вторичной выгодой, а основным результатом терапии должна быть актуализация личности и усиление её индивидуальности.

Большой популярности достигла разработанная Юнгом в 20-х годах XX века оригинальная типология личности, которая затем легла в основу широко распространенной в массовой культуре типологии Майерс-Бриггс, а на постсоветском пространстве – соционики. В этой типологии, которая, по словам самого Юнга, предназначена не для типирования людей, а для упорядочивания эмпирических данных, личности распределяются по шкалам экстраверсии-интроверсии и преобладанию способа познания мира: мышления, эмоции, ощущения, интуиции.

Карл Густав Юнг стал одним из самых известных и влиятельных в массовой культуре психологов и психиатров, в первую очередь благодаря яркости и своеобразию идей.

Лев Семенович Выготский (Лев Симхович Выгодский, 1896–1934)

Лев Семенович Выготский – один из родоначальников советской психологической школы и, опосредованно, современной российской психологической науки. Его важнейший вклад в психологию – интерпретация психологических явлений с точки зрения марксизма, создание современной марксистской психологии.

Марксизм – это прежде всего философия, которая включает историко-социальный взгляд на явления. Явления общественной и индивидуальной жизни существуют не сами по себе, но в контексте трудовых, социальных, исторических отношений между участниками исторического процесса, то есть между группами людей и отдельными людьми. Поэтому для психолога-марксиста психические явления, которые он изучает, тесно связаны с общественными явлениями, с трудовой практикой, с экономикой, а не существуют сами по себе.

Одной из важнейших заслуг Выготского является выделение и описание так называемых высших психических функций, которые и составляли его основной интерес как исследователя. Высшие психические функции – это в первую очередь мышление и речь, которые тесно связаны, но не тождественны по мысли Выготского. В этом он идет вразрез некоторым распространенным в то время в Европе концепциям, ставившим знак равенства между речью и мышлением, как, например, у раннего Людвига Витгенштейна или Гилберта Райла. Психолингвистическая концепция, психологическое учение о связи мышления и речи, считается важным вкладом Выготского в психологию. В отличие от психических функций более низкого порядка, например, эмоций, высшие психические функции отличает произвольность – человек в состоянии управлять ими с помощью специальных «орудий» – знаков. Знаки – это инструмент, благодаря которому становится возможна совместная и индивидуальная трудовая деятельность человека, само общество.

Идеи Выготского легли в основу ассоциированной с его именем школы так называемой культурно-исторической психологии, хотя сам он лишь единожды употребляет это понятие. Из этой школы вышли такие знаменитые психологи как А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, П.Я. Гальперин и др.

Одним из важнейших результатов культурно-исторической психологии было описание с марксистских позиций процесса обучения и социализации ребенка – для Выготского и его последователей процесс обучения ребенка повторяет процесс развития и формирования культуры, а биологическая компонента – созревание и сохранность структур мозга – является лишь необходимым, но не достаточным условием обучения. Обучение представляет собой сложный социальный процесс, в который включены как обучающиеся дети, так и обучающие взрослые. Идеи Выготского, связанные с обучением и формированием личности и мышления, заняли важное место в современной психологической науке.

Виктор Франкл (1905–1997)

Среди различных психотерапевтических подходов и направлений ярко выделяется экзистенциальная психотерапия, которая, в свою очередь, является продолжением и практическим развитием экзистенциальной философии, связанной с именами таких мыслителей как Серен Кьеркегор, Фридрих Ницше, Карл Ясперс, Мартин Хайдеггер, Жан Поль Сартр. Выдающийся австрийский психолог, психиатр и невролог Виктор Франкл создал собственную версию экзистенциальной психотерапии, получившей название логотерапии, то есть терапии смыслом. С точки зрения Франкла, причины многих неврозов и психических дискомфортов лежат в смысловой плоскости – в непонимании человека, зачем и для чего ему жить. Когда смысл жизни оказывается найден, когда есть «зачем», человек способен вынести практически любые обстоятельства жизни, любое «как». Напротив, отсутствие смысла подрывает адаптационные возможности человека, его терзает тревога, ощущение ужаса и беспокойства, жизненной пустоты.

С позиции логотерапии Франкла именно от осмысленности существования напрямую зависят удовлетворенность жизнью и наличие и острота психопатологических симптомов. Это не значит, что мотивированный человек, которому есть зачем жить, не может заболеть депрессией или шизофренией, но подразумевается, что даже в тяжелых обстоятельствах жизни с психическим расстройством ему будет проще находить силы для самой жизни, для осмысленных и удовлетворяющих активностей.

У Виктора Франкла была яркая и необычная биография – его взгляды выдержали проверку концентрационным лагерем, в который он был отправлен нацистами в 1942 году. В лагере Франкл провел более двух лет. Среди смерти, болезней и страданий он посвятил себя помощи другим людям как психиатр и психолог. Это стало его собственным смыслом и способом справиться с невыносимыми и ужасающими условиями. Несмотря на обстоятельства, Франкл продолжал, насколько это возможно, свою деятельность в концлагере как ученый. Так, втайне от нацистов он читал лекции по психогигиене и другим дисциплинам, организовывал тайные и закрытые семинары для психологов. Освобожден Франкл был только в 1945 году американскими войсками. Будучи талантливым исследователем и писателем, он изложил свой опыт и обоснованную им психотерапевтическую систему в книге «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере», которая обрела всемирную известность. В 1946 году Франкл как врач возглавил Венскую неврологическую клинику, где работал вплоть до 1971 года.
Виктор Франкл – автор множества работ и книг, в том числе ставших знаковыми для массовой культуры. Труды Франкла повлияли на такое современное направление психотерапии, как гуманистическая психология, среди сторонников данного подхода — Ирвин Ялом, Абрахам Маслоу, Карл Роджерс и другие именитые специалисты.

Сергей Сергеевич Корсаков (1854–1900)

Сергей Сергеевич Корсаков – один из ярчайших психиатров, создавших русскую психиатрическую школу. За гуманные преобразования и последовательное проведение в жизни политики отказа от стеснения больных его прозвали «русским Пинелем». С точки зрения Корсакова важнейшее терапевтическое значение имело гуманное отношение к пациентам и их правам – взаимное уважение врача и пациента, по его мысли, должно было заменить физические ограничения: смирительные рубашки, изоляторы, решетки на окнах и т.д. В клиниках, где он работал, Корсаков последовательно устанавливал санаторные порядки, заменяя тюремные. Впоследствии подобные меры стали распространены во всех психиатрических клиниках Российской империи.

 

Среди учеников Корсакова были такие видные российские психиатры как В.П. Сербский, П.Б. Ганнушкин и другие. В 1893 году он написал классический для русской медицины учебник «Курс психиатрии», по которому учились поколения русских врачей.

В сфере его интересов находились не только психиатрия и наркология, но и неврология. В конце XIX века эти дисциплины еще не были ясно отделены друг от друга. Как врач и исследователь Корсаков изучал полиневриты и полинейропатии, в том числе связанные с токсическим воздействием различных веществ. Корсаков как ученый много сделал для наркологии – именно им описан амнестический синдром, связанный с алкоголь-индуцированной энцефалопатией, получивший его имя – синдром Корсакова (также синдром Вернике-Корсакова).

Вильгельм Вундт (1832–1920)

Несмотря на то, что сейчас психология представляет собой обширную область знаний с множеством дисциплин, это сравнительно молодая наука, метод и предмет которой оформились только во второй половине XIX столетия. Безусловно, жизнь человеческой души с древности интересовала мыслителей и ученых, но подлинно научное изучение человеческой психики началось тогда же, когда философы, в частности, неокантианцы и последователи Гете, стали конструировать метод гуманитарных наук, наук о человеке, в противовес наукам о природе. До этого психология не существовала как дисциплина, и ученые часто тривиально объясняли человеческое поведение по аналогии с движением физических тел, без учета специфики предмета.

Одним из отцов экспериментальной, то есть построенной на наблюдении и интерпретации данных, психологии является немецкий врач, физиолог и психолог Вильгельм Вундт. Вундт – родоначальник аналитического подхода в психологии, он пытался понять работу человеческой психики, изучая её составные части – восприятие, эмоции, волю, внимание и т.д. Этот продуктивный для своего времени подход впоследствии был назван психологическим структурализмом. Вундт считал, что человеческая психика является сложнейшим механизмом, поэтому ее следует изучать, «разбирая» на составные элементы так же, как мы изучаем сложные вещества, анализируя их состав.

Во времена Вундта научная общественность скептически относилась к психологии как науке. В соответствии с постулатами популярного тогда позитивизма считалось, что можно изучать лишь непосредственно наблюдаемое, а психическая жизнь таковой не является. Вундт сумел создать опытный научный метод для такого специфического объекта как человеческая психика, предложив изучать среди прочего данные интроспекции в ходе экспериментов.
Вильгельм Вундт был энциклопедически образованным и крайне плодовитым автором, его печатное наследие необъятно, оно включает статьи и монографии на различные темы от психологии и физиологии до языкознания, политологии и философии. Он воспитал множество талантливых ученых, среди его учеников – знаменитый физиолог и невролог Иван Петрович Павлов. Именно Вундт основал первую в истории экспериментально-психологическую лабораторию.

Эрих Фромм (1900–1980)

Психология относится к наукам, тесно связанным с другими областями знаний. Это неслучайно, ведь человеческая психика не существует в изоляции – человек является общественным существом, его психическая жизнь, его мышление тесно связаны с его социальным бытием, поэтому невозможно изучать человеческую психику изолировано от общества, от взаимодействий человека с другими людьми. Многие выдающиеся психологи в своем изучении природы человека обращались к исследованию социального, культурного и политического бытия человека.

Знаменитый социолог, психолог, психоаналитик и философ Эрих Фромм в попытках понять человека и современную культуру обратился не только к психологии и психоанализу, но также к социологии и марксистской теории. С точки зрения Фромма недостатком психоанализа являлся тот факт, что он, изучая бессознательное человека и его глубинные, квазибиологические стимулы, совершенно абстрагировался от ценностного измерения, от этики. Безусловно, классическая наука этически нейтральна, она не делает выводов о том, что должен или не должен делать человек, но с позиции Фромма, выраженной в таких его важнейших трудах, как «Бегство от свободы» и «Иметь или быть», изучение человеческой психики, полностью отстраненное от этики, от проблем добра и зла, не будет ни объективным, ни полноценным.
Эрих Фромм, обращаясь к истории европейского общества и мировой цивилизации, показывает, как возникали и укреплялись типичные для его современников экзистенциальные проблемы. Именно экзистенциальные проблемы находятся в центре мышления этого ученого. Фромм считает, что каждый человек возникает в сложном диалоге врожденных склонностей и социальной среды, но опыт жизни в конкретном обществе ставит человека перед вопросами смысла, конечности жизни и свободы.
Эрих Фромм считается одним из создателей гуманистической психотерапии и психологии, изучающей психику человека, не абстрагируясь от экзистенциальной и этической проблематики. Высшей ценностью в ней является самореализация и свобода человека, а не простая его адаптация к условиям общества.

Ирвин Ялом (1931)

Психиатр и психотерапевты, как и прочие люди, часто бывают талантливы не только в медицине, но и в других областях. К примеру, среди них бывают одаренные писатели, авторы популярных и влиятельных книг, которые воздействуют как на массового читателя, так и на саму медицинскую и психологическую науку. К таким ярким талантам принадлежит психиатр и психотерапевт Ирвин Ялом, автор множества бестселлеров, повлиявших как на психологов и врачей, так и на широкую аудиторию.

Ирвин Ялом начинал свою карьеру как психоаналитик. Однако с получением клинического опыта он отошел от классического психоанализа в пользу терапии «третьей волны», которую можно охарактеризовать как экзистенциально-ориентированную и гуманистическую. Для Ялома принципиально воззрение, согласно которому традиционная психотерапия часто не работает оттого, что она ориентирована не на уникального пациента с его собственной историей, а на универсальный штамп – диагноз. Ялом считает, что для каждого пациента следует изобретать свою собственную психотерапию, ведь двух одинаковых личностей и жизненных историй нет, а значит каждому человеку способен помочь индивидуально разработанный для него метод.

В центре проблематики Ялома как психотерапевта – проблемы смысла жизни, конечности существования и страха смерти. Как экзистенциальный терапевт Ялом считает, что значительная часть неврозов и патологических состояний связана с «бегством» человека от объективных условий жизни, то есть смертности, конечности, бессмысленности и т.д. Работы Ялома, литературно-биографические (такие как «Когда Ницше плакал», «Шопенгаурэ как лекарство», «Проблема Спинозы») и научные («Экзистенциальная терапия», «Теория и практика групповой терапии»), направлены на адаптацию человека к экзистенциальным условиям, к данностям существования, то есть на освобождение от тревоги, страха, на мобилизацию творческих сил.

Беррес Скиннер (1904–1990)

Психология, как и все области современной науки, является не чем-то монолитным и однородным, но представляет из себя сложную и динамичную совокупность соперничающих концепций и подходов. Никогда не существовало полного единства в мнениях психологов о том, что такое человеческая психика и как её изучать. Психология, возникшая во второй половине XIX столетия, являлась, прежде всего, реакцией на распространение неокантианских концепций, утверждавших своеобразие наук о человеке в противовес наукам о природе, и позитивизма.

Позитивизм – это радикальный метод изучения, утверждающий необходимость опираться на фиксируемые в опыте факты, то есть на позитивные данные, а не на метафизические и метафорические концепции, столь распространенные в философии и науке прошлого (например, у средневековых схоластов, Лейбница, Декарта, Спинозы и т.д.), и обходиться лишь ими. Поэтому зарождавшаяся психология мыслила себя как эмпирическую, опытную науку, однако представления о том, какие факты могут быть основой изучения человеческой психики, различались.

Конкурировали между собой два похода: глубинная психология (яркие представители – Эйген Блейлер, Зигмунд Фрейд) и психология как наука о наблюдаемом поведении (Джон Бродес Уотсон, Иван Павлов). Если глубинная психология и её предтечи (Вильгельм Вундт, неокантианцы) изучали бессознательные и внутренние процессы психики с помощью интроспекции, речевых отчетов изучаемых, рефлексии и т.д., то поведенческая психология, вдохновленная позитивизмом второй волны (Рихард Авенариус, Эрнст Мах), опиралась на изучение наблюдаемого поведения. С точки зрения сторонников последней концепции именно изучение поведения позволяет избегать постулирования недоступных объектов для опыта. Изучение психики, таким образом, сводится к изучению реакций и действий организма.

Однако поведенческая психология не была чем-то неизменным, решение отдельных проблем в ее рамках, например, проблем предсказания поведения на основе предшествующих данных, привело к возникновению такого влиятельного в XX веке подхода, как бихевиоризм, то есть науки о поведении. Бихевиоризм, связанный прежде всего с именем Берреса Скиннера, сделавшего важнейший вклад в его развитие, являлся радикальной формой поведенческой психологии.

В 20-х годах XX столетия появилось и оформилось такое философское и методологическое течение, как логический позитивизм (третий позитивизм, Венский кружок). Это направление считало своей целью прежде всего освобождение науки от остатков метафизики, то есть данных и концепций, которые мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть с помощью опыта. Такие данные, с точки зрения логических позитивистов, не имели отношения к нашему миру и были лишены смысла. Бихевиоризм, в свою очередь, пытался очистить от метафизики психологическую теорию и был оппозицией психодинамическим концепциям, фрейдизму и т.д.
Согласно Скиннеру, особенной чертой бихевиоризма была его практическая ориентаций, что соответствует в целом прагматической ориентации американской науки и философии, в отличие от более теоретически направленной науки европейской. Бихевиоризм должен был стать основой ряда методов социальной инженерии, то есть способом улучшить человеческое сообщество; на основе бихеоризма разрабатывались психотерапевтические методы излечения от фобий и неврозов. Именно бихевиоризм Скиннера был одним из источников такого популярного сейчас метода психотерапии, как когнитивная-поведенческая психотерапия (КПТ, КБТ).

Беррес Скиннер, наряду с Зигмундом Фрейдом, Жаном Пиаже и другими, признан одним из самых влиятельных и значительных психологов XX века.

Иммануил Кант (1724–1804)

О психологии как о сложившейся науке со своими методами и объектом можно говорить только начиная со второй половины XIX века. Именно тогда, на волне интереса к столь разным философским подходам, как позитивизм и неокантианство, возникают психологические концепции Брентано, Вундта, в работах философов Ницше и Кьергекора трансформируется само понимание человека, который начинает занимать центральное место в мире и становится, наконец, полноценным предметом изучения. Однако возникновение науки не происходит из ничего, ростки знания всегда восходят на подготовленной почве. Непосредственными предтечами научной психологии являлись, с одной стороны, моралистские наблюдения и афоризмы о человеческом поведении и сознании таких авторов, как Блез Паскаль, Мишель Монтень, Франсуа де Ларошфуко, Люк де Вовенарг, Артур Шопенгауэр и др., а с другой стороны – философские концепции о человеческом сознании и душе, которые развивались еще с Античности, начиная с атомиста Демокрита, а также Платона и Аристотеля.

Важнейшим этапом развития философских представлений о психике после возникновения картезианской теории, учения Рене Декарта, является появление философской эпистемологии, учения о познавательных процессах. Во второй половине XVIII столетия интерес философов смещается с изучения мира и природы к изучению того, каким образом формируются наши знания о природе. Причиной и предпосылкой такого «эпистемологического поворота» являлось развитие философского идеализма, а также энциклопедического движения в эпоху Просвещения, возникновение первых оформленных научных методов у Фрэнсиса Бэкона, Дэвида Юма и других.

Значение Канта как для философии, так и для будущей психологии заключается в том, что он определил познавательные процессы – чувства, восприятие, фантазию, мышление – как активные процессы. С точки зрения Канта, как она выражена в «Критике чистого разума», интеллект и восприятие не пассивно получают данные из окружающей среды, а активно конструируют объекты познания и восприятия с помощью ряда процессов. К примеру, причинно-следственные связи, пространство или время являются категориями, которых, по Канту, не существует в природе, но которые существуют в человеческом уме, упорядочивающем «сырые данные», появляющиеся от воздействия на человека вещей-самих-по-себе.

Именно идеи Канта лежат в основании таких разных, но в чем-то близких современных психологических и эпистемологических концепций, как радикальный конструктивизм (предполагающий, что все объекты «внешнего мира» на самом деле сконструированы человеческим умом) и когнитивная психология, изучающая интеллект как совокупность действий и операций, а не как некоторое пассивное «зеркало», отражающее объективный мир. Революционные нововведения Канта впоследствии вошли в здравый смысл возникшей психологической науки как науки о поведении, представляемом в виде адаптации индивида к окружающей среде, и мышлении как совокупности действий и операций.

Жан Пиаже (1896–1980)

Психологическая наука представляет собой многокомпонентную область знаний, что объясняется сложностью её предмета – психики человека. В современной психологии обычно выделяют три группы психических явления: психические процессы, состояния и свойства.

Психические процессы – это познавательные процессы, эмоции и волевые действия; состояния – уровень активности человека, его аффект; свойства – характеристики индивида, такие как черты характера, способности или темперамент. Возможны и другие классификации психических явления, которые зависят от подхода и метода психологической школы, в рамках которой изучается психика. Так, скажем, подход поведенческой психологии – бихевиоризма – выделяет совсем другие классы психических явлений, чем когнитивная психология или психодинамические концепции в духе психоаналитической школы.

Если философы и психологи прошлых столетий больше интересовались коммуникативным аспектом психики и эмоциями человека, тем, как человек общается с другими людьми, как адаптируется к социуму, то в XX веке особенный интерес у психологов вызывали познавательные процессы – чувства, мышление, внимание и т.д. Отчасти это связано с развитием науки и техники, с появлением компьютеров, а также общим развитием гуманитарных наук, рождением таких смежных с психологией и философией дисциплин, как формальная логика, семиотика, лингвистика. Во второй половине XX века эти исследования оформились в качестве так называемой когнитивной психологии или, шире, когнитивной науки, которая с помощью современных технологических и методологических средств изучает познавательные процессы человека и является альтернативой популярному в середине XX века поведенческому методу изучения сознания, то есть бихевиоризму.

Важнейшим вкладом в рождение когнитивной науки являются работы и исследования швейцарского психолога Жана Пиаже. Основной интерес у Пиаже вызывали вопросы формирования и развития мышления. Биологическое «созревание» мозга является лишь одной из предпосылок для формирования мышления, другими важными элементами являются социализация и познавательные процессы конкретного ребенка.

В традиционной психологии детское мышление ранее рассматривалось как более примитивная и неразвитая форма зрелого мышления. Однако Пиаже сумел доказать, что детское мышление (и мышление более исторически примитивных человеческих сообществ) является не грубой и упрощенной формой взрослого мышления, но обладает качественным своеобразием, благодаря которому впоследствии и развивается зрелая форма мышления. Жан Пиаже создал концепцию развития интеллекта, которая впоследствии стала частью его более общей теории – генетической эпистемологии, исследующей и описывающей связи между различными формами и стадиями развития мышления.

С точки зрения Жана Пиаже, интеллект в его развитии проходит три фазы: сенсорно-моторная фаза, фаза подготовки и организации конкретных операций, фаза формальных операций. Интеллект как средство адаптации к окружающей среде и поддержания гомеостаза, то есть равновесия организма и среды, состоит прежде всего из операций, которые являются интереоризированным (перенесенными вовнутрь) действиями. От эгоцентричного мышления, выражающего себя в виде конкретных моторных действий, интеллект развивается до возможности работы с внутренними инструментами, объектами, у которых нет аналогов в физическом мире: с символами, гипотезами, методами, теориями и т.д.

Работы Жана Пиаже, наряду с работами советского психолога Льва Выготского, являются одними из основополагающих в изучении человеческого интеллекта. Важным их результатом является понимание динамической природы интеллекта – разум меняется, развивается, зависит от окружающей среды, а не является статичной вещью в себе.